Самобытность боевых искусств Японии - Иайдо и иайдзюцу.ТВ Мусо Дзикидэн Эйсин Рю.Нидэн Рю.Будо,кендзюцу,баттодзюцу и джиу-джитсу.

Перейти к контенту

Главное меню:

Разное > Каталог статей
 
рекомендации по занятиям боевыми искусствам


Самобытность восточных боевых искусств


     
    Самобытность восточных боевых искусств как культурной традиции особенно очевидна в ее сопоставлении с другими национальными системами боевой подготовки, не говоря уже о разительном контрасте с западным спортом. Подобные сравнения невольно рождают два вопроса: специфичен ли феномен боевых искусств для восточной культуры и можно ли считать боевые искусства как таковые исключительным явлением в мировой истории и культуре?

    На первый вопрос можно ответить утвердительно. Сама культура определяет специфику боевых искусств Востока в их традиционной целостности. Это и архетипы сознания и мировосприятия, откристаллизовавшиеся в древней концепции инь — ян, и общие принципы конфуцианства, цементирующие всю систему социальных отношений, и ключевые принципы даосизма, дзэн- и чань-буддизма, которые наиболее непосредственно и всеобъемлюще проявили себя в феномене дзэнских видов борьбы (в общих мировоззренческих и духовно-нравственных установках, методах психологической подготовки, конкретных методах обучения технике и тактике ведения боя). Историко-культурная специфика и философские основы восточных боевых искусств будут рассмотрены ниже. А пока отметим тот показательный факт, что целое семейство боевых искусств в средние века было поднято с уровня простой боевой техники (японский термин «бу-джитсу») до уровня воинского пути (японский термин «будо»). Это сыграло решающую роль в развитии традиции и определило ее общекультурную ценность.

    Уникальность феномена дзэнских видов борьбы выразилась не только в кардинальном переосмыслении боевой практики как особого пути духовно-нравственного совершенствования человека, но и в органичном вплетении этого пути в единую для традиционной восточной культуры (и весьма обширную) систему гармонизации внутренней психической жизни человека, всей его жизнедеятельности в природе и обществе. В частности, в даосской и дзэнской традиции боевые искусства не были противопоставлены, как на Западе, изящным или мирным искусствам. Все виды искусства принципиально рассматривались не как взаимоисключающие, а как дополняющие друг друга. Поэтому многие знаменитые китайские и японские поэты, художники были искусными воинами, а наиболее известные представители военного сословия вошли в историю и как каллиграфы, поэты, мастера чайной церемонии. Даже рядовые японские самураи, совершая свой последний ритуал харакири, могли оставить тем, кто продолжал жить, свое предсмертное стихотворное завещание — итог философско-поэтического осмысления пройденного пути.

    Показательно и то, что именно в восточных дзэнских видах борьбы, превращенных в путь самопознания и постижения высшего закона мироздания, было снято вопиющее для европейского сознания противоречие между миролюбивым настроем дзэна и насильственной природой любых военных действий. Эти проблемы достойны специального рассмотрения, что и будет в свое время сделано. Заметим лишь, что решение столь сложной нравственной проблемы дало восточным боевым искусствам новый импульс для утверждения свойственных именно данной культуре гуманистических идеалов, а через это — своего высшего культурного предназначения, что еще больше увеличило потенциал жизнестойкости многовековой традиции. Обратимся теперь ко второму из поставленных вопросов. Отвечая на него, придется развеять широко бытующий миф об исключительности боевых искусств Востока как систем боевой подготовки и техники рукопашного боя. Их известная экзотичность не должна заслонять того, что, несмотря на очевидные стилевые и методические особенности и своеобразную духовную ауру, они — плод профессиональной воинской традиции. Аналогии мы находим не только в других странах Востока, но и на Африканском континенте — в Древнем Египте, и в Европе — в античной Греции, у языческих скандинавских, славянских и других народов. Не только китайцы или японцы обучались управлять лошадью без помощи рук и стрелять из лука на всем скаку. Это не менее профессионально делали воины скифов или славян.

    Множество китайских и японских гравюр, образцов декоративно-прикладного искусства содержат изображения «двоеруких» бойцов. При этом видно явное родство с позициями, техникой перемещений, уходов и уклонений, характерных для ушу или каратэ. Однако не будем забывать, что те же «двоерукие» бойцы, сражавшиеся пешими и конными, составляли грозную силу славянских дружин еще в ранних походах на Византию. Можно взять и другую характерную сторону восточной традиции. Боевые искусства широко практиковались не только в военных сословиях, но и в среде миролюбивых буддистских монахов, а китайские и японские монастыри оказались центрами формирования многих известных школ борьбы. Но и это обстоятельство не является чем-то исключительным. Достаточно вспомнить уровень боевой подготовки монахов на Руси, где постоянные нашествия превращали монастыри в крепости, а монастырскую братию — в воинские гарнизоны. Наиболее ярким примером может послужить участие в Куликовской битве двух духовных лиц из охраны Сергия Радонежского, благословившего русское воинство на решающий бой. Первый из них, Пересвет, как известно, начал битву без какого-либо защитного снаряжения, но не уступил первенство татарскому богатырю Челубею (Темиру-мурзе). Второй, Ослябя, благополучно прошел через кровавую сечу и стал свидетелем великой победы русского народа. И впоследствии обучение монахов ратному делу, искусству рукопашного боя еще долго составляло традицию Русской Православной Церкви.

    Как известно, пути экономического, социально-исторического и культурного развития в странах Запада и Востока оказались различными. Социальный и технический прогресс, капиталистический способ производства в Европе, естественно, вытеснили народные и профессиональные традиции, связанные с феодальным или общинно-родовым укладом. Восток в этом отношении оказался более консервативным, его традиции более жизнестойкими, а механизмы передачи культуры последующим поколениям более отлаженными. Как в одном, так и во втором случае, разумеется, есть свои плюсы и минусы, нет необходимости (да и возможности) на этом останавливаться.

    Важно другое. Перед нашими современниками, преодолевающими барьеры непонимания между странами и народами, встает задача по-новому осмыслить опыт культурно-исторического развития человечества, глубже понять собственное культурное наследие, возродить в новых условиях почти забытые или даже вымершие традиции, искусства, ремесла. Отсюда интерес к тому, что еще живо, к самим механизмам культуронаследования. Ведь наряду со специфическими они обнаруживают некие общезначимые принципы. Эти механизмы и принципы можно уяснить в системе взаимосвязей культуры и традиции, взаимоотношений школы, учителя и учеников. Данная система на Востоке приобрела устойчивый характер во всех областях профессионального обучения, в том числе боевых искусствах.

    Ядром системы, безусловно, являются отношения учителя и ученика, причем определяющей фигурой является мастер-учитель. У всех народов и во все времена учитель удостаивался особого почитания, а на Востоке его авторитет даже превосходит неоспоримый авторитет родителей…



* При копировании материалов сайта,
  ссылка на iaijutsu.tv обязательна !

подписка на  новое видео по боевым искусствам

Введите ваш email:



Приглашение на занятия иайдзюцу в vip-клуб
 
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Назад к содержимому | Назад к главному меню